18:32 

О барашках и неперелетных мышках

Whirlwhite
…А мышка тем временем доплыла и выбралась. Сидит себе на бортике кадки, смотрит на сливочную стихию перед собой, свесив ноги, ловит пятками молочные волны и с аппетитом жует свежий кусок сыра. У мышки славная ненапряжная работа, хрустящее ощущение первой зарплаты в цепких лапках, желание на майских начать шерстить библиотеки, прощупывая почву для возможной кандидатской. У мышки ученик, пусть халявный, пусть всего лишь до лета, пусть первый блин комом, но от новой роли преподавателя улыбка на все тридцать два и крылья за спиной каждый раз, когда она на обеденном перерыве влетает в каморку для занятий. У мышки мама наконец-то без посторонней помощи встает и ходит с палочкой, и это – самое прекрасное из всего случившегося за последний месяц. У мышки гимнастика, и много-много сил после каждого подхода на целый день, а также правильное питание и потихоньку повышающаяся выносливость. Всё вокруг бурлит и кипит, и пусть это в сравнении с образом жизни овоща, но хочется радовать окружающих, радовать себя и радоваться радованию себя, а главное, хочется жить. И это хорошо. *характерное гитарно-задисторшенное соло*
…А по пенным молочным волнам, где-то за горизонтом, ходит барашек. Черный барашек. Я бы даже сказала, черный совушек, но не будем выходить из образа. Барашек, потерявший сам себя. Барашек, который хочет двигаться в правильном, перспективном направлении, но никак не определится, где же оно для него. И когда мышка слышит его голос над сливочным морем, у нее пропадает аппетит, а сыр выпадает из ослабевших лапок. Она знает, что барашек ждет не её, зовет не её, но откуда-то изнутри поднимается желание прыгнуть назад в воды и плыть, плыть, плыть, пока хватит духу, и достать из-под земли, и спасти, и привести домой беду-барашка. И кто бы сказал, где отыскать грязи, которой моряки Одиссея затыкали свои уши от пения сирен, и где найти силы воли, чтобы её набрать, и где взять клея, чтобы потом, в абсолютной тишине, приставлять на место очередной осколочек души, который откололся от тревожного звука.
Иногда, во время долгих пеших медитативных прогулок от работы до дома, ко мне приходят мысли о том, что я цепляюсь за то, за что не стоило бы. Дохлая лошадь не встанет и не пойдет, сколько с ней не носись. Неперелетная птица, принесенная в жертву и скинутая с обрыва, не встанет и не запоет снова. В такие моменты меня одолевает раздражение, я перебираю все косяки, когда со мной вели себя не по-дружески, когда меня бросали одну, потому что в мою силу не верили, когда со мной поступали этически неправильно, как никогда не поступила бы я сама. И хочется встать, развернуться и навсегда уйти по своим мышиным делам, ничего не выясняя и не спрашивая, пропасть и больше никогда не вернуться. Но, дойдя до дому, я понимаю, что это неправильно. Что при таком раскладе еще годами я буду видеть во сне черного барашка на белом море. Что точки все-таки нужно ставить, как бы тяжело это ни было.
Эзотерическая составляющая моей нынешней жизни, потребности, к которым я сейчас стараюсь прислушиваться, по ночам нашептывают мне, что я должна на данном этапе научиться говорить другим, что у меня на сердце. В первую очередь – непосредственным виновникам дискомфорта в этом сердце. И поэтому я очень жду конца апреля, времени, когда барашек наконец приблизится к берегу. И мышка наберется духу, и приставит ко рту маленькие лапки, и прокричит ему всё, что она должна до него донести. Что именно это будет - чувства, что бушуют внутри, обиды, которые копятся в груди или просто сиюминутные эмоции – покажет лишь время и выбранный момент. Одно могу сказать точно – в мае мышка будет свободна, и ничто на свете не заставит её больше отказываться от аппетитного куска сыра под гнетом подавляемых эмоций. Осталось только дождаться и не накосячить.


@музыка: Мельница "Чёрная овечка"

URL
   

Ной @ Параной

главная